Игра в воспоминания 2

Игра в воспоминания 2

Он  появился только через несколько дней. Вошел в комнату, огляделся вокруг и понял, что Софии нет. Пользуясь случаем он решил повнимательней изучить комнату. Подошел к полке с книгами и стал изучать имена авторов на корешках: Питер Джеймс, Джоджо Мойес, Кассандра Клэр, Мариам Петросян, Анджей Сапковский, Джоди Пиколт... Она точно не отдает предпочтение определенному жанру в литературе.

Изучая названия книг и музыкальных пластинок Курт чувствовал как вторгается в личное пространство Софии. Трогает руками, что-то совсем личное и близкое ее сердцу. Она поставила на эти полки вещи особо дорогие для нее. Книги, находящиеся здесь, она прочла не один раз. Музыка, записанная на этих пластинках, была постоянно с ней.

Разрывая тишину, за спиной Курта скрипнула дверь. Теперь он был не один. Пара тихих шагов и София замерла у двери, увидев знакомый силуэт.

-Я думала ты исчез безвозвратно- голос ее был резким и надломленным.

Он не обернулся, продолжая смотреть на полки, прямо перед собой.

-Сколько раз ты приходила сюда, пока меня не было?

-Пару раз, может чуть больше- ответ прозвучал крайне неуверенно.

-Не лги. Ты лишь периодически уходила. Сидела здесь все эти дни и совсем перестала существовать для родного мира.

-Не утрируй- София села в кресло, повернувшись к камину.

-И не думал. Я знаю. Когда-то я сам был таким.

-Тем более. Как можешь теперь осуждать меня? 

-София, я хочу чтобы ты поняла- ты не должна жить здесь. В этом мире. Ты родилась там. И жить должна там. Этот мир не для жизни, ты потеряешь все, если будешь просиживать здесь часами и ожидать чего-то.

-Я приму к сведению- каждое слово было с остро заточенным наконечником- Я ждала тебя, если тебе это интересно- она небрежно бросила ответ к его ногам.

Курт прикрыл глаза и вдохнул поглубже. Чудесно, что она не видит его лица. Он жаждал этих слов и боялся их как судного дня.

-Я обещал, что вернусь. Я вернулся- голос Курта прозвучал нарочито бодро.

-Ты говорил мне о игре...

-В воспоминания.

-Да. Расскажи мне о ней- София села в кресло, приготовившись слушать.

Курт подошел к окну и повернулся спиной к девушке. Несколько мгновений в комнате бродила тишина.

-Эту игру я принес из родного мира- его голос был глух и словно звучал от куда-то из далека- там  я играл в нее с детства. Я не был тем счастливым ребенком, которому не нужно придумывать яркие и светлые воспоминания. У меня их практически не было вообще. Ни светлых, ни темных. Я  не хочу сказать, что у меня было несчастное детство или еще что-то в этом роде. Просто так сложилось. Я мог днями напролет лежать на кровати, изучать трещинки на потолке и рисовать в воображении поездки на море, игры в парке. Помню, даже придумал друга для себя. Звучит смешно и даже жалко- я знаю, но так оно и было. Имени у него не было- он ведь был не настоящим, но с ним воспоминания выходили веселей- Курт провел рукой по волосам, откинув назад светлые волны и усмехнулся.

-Потом я стал старше и узнал о других мирах, таких как этот. Где все возможно. Я так считал. Моя первая вылазка была весьма скучной и серой, наверно я даже не много разочаровался, не получив ожидаемого. Я вернулся, кажется через год. Когда закончились трещинки на потолке моей комнаты, которые я не изучил- бы по сотому кругу. Я вернулся, полный решимости здесь задержаться, стать своим. И...как видишь- стал. Уже не первый год я живу на два мира. И знаешь, меня это вполне устраивает.

-Ты никогда не путал их? Миры. Жить на две жизни, на два мира- это сложно.

-Нет, София, никогда. Мои миры настолько разные, что их просто невозможно перепутать. И жизни в них- тоже абсолютно разные. Иногда я задумываюсь: какая из них мне ближе и не могу найти ответа. Честное слово- они разные, но они обе- мои.

-Ты хотел- бы остаться здесь? Я имею ввиду остаться навсегда- голос девушки звучал тихо и почти сливался с завывающими за окном порывами ветра.

-Когда- то давно я был глуп и мечтал об этом. Но сейчас…Нет. Я не хочу остаться здесь. Рано или поздно я возвращаюсь. Я устаю от родного мира и сбегаю сюда. Снова возвращаюсь. Так до бесконечности. Для этого и создан этот мир- сбегать сюда. Сбегать, но не жить.

-Почему только для этого? Ты ведь сам говоришь: Здесь все возможно...

-Это иллюзия, София. Как- бы ты не хотела здесь остаться- для тебя здесь нет места, как и для меня. Этот мир- иллюзия. Рано или поздно она наскучит тебе, посереет, поблекнет… Но вернуться назад будет уже очень сложно.

-Сложно? Почему?

-Не к кому. Мы всегда возвращаемся к кому-то, ради кого-то. Так заведено в нашем родном мире, хотя… знаешь, здесь тоже действует это правило. Возвращаются ни куда-то, а к кому-то. Останься ты здесь на долгое время, начни жить только этой жизнью и твой родной мир и те, кто являются его частью- рассеются. Именно поэтому я тебя прошу: приходи сюда, сбегай, прячься здесь... но не живи здесь.

-Курт, я тебя абсолютно не понимаю.

-Поймешь. Со временем- он запустил обе ладони в волосы, взъерошил их порывистыми взмахами, словно выбрасывая не нужные мысли из головы и продолжил свой рассказ,  словно и не было этого странного отступления. Только голос его был совсем другим: веселым, даже задорным- Так, вот... Придумывать воспоминания- это весело. Когда я стал появляться здесь чаще, проводить все больше времени за обучением, (я только учился создавать) я понял уже тогда- одного я здесь не смогу создать: воспоминаний. Их придется сочинять, как и там. И я вернулся к своей игре. Сначала один, потом появились те, кто сбегали сюда, как и я. Они учили меня создавать, я учил их сочинять. Это был выгодный обмен. Все были довольны. Мы создавали целые города. Потом сочиняли, как несколько лет назад бродили по этим улочкам всей компанией (на самом деле: мы знали друг друга всего пару месяцев). Придумывали, как пьяными распевали песни, под  окнами домов. Как катались на велосипедах, среди машин. И, знаешь, эти улочки переставали быть просто картинками- они оживали. Становились объемными, и все разрастались как кораллы на дне океана. Воспоминания появлялись тут и там. Они облепливали бездушный городок как кораллы и делали его значимым, давали ему… душу.

-Ты так об этом рассказываешь... Мне самой захотелось стать частью этой игры.

-Ты уже ее часть, сама того не зная- Курт повернулся к собеседнице. Какие-то неуловимые перемены произошли в нем. Он открывался. Слой за слоем он обнажал свою историю- Эту комнату ты создала такой, благодаря своим воспоминаниям.

-Как это?- девушка озиралась по сторонам, не понимая, о чем он говорит.

-Ты расставила на полки книги, которые прочла много раз. В проигрывателе играет пластинка с мелодией, которую ты любишь и отлично помнишь. А эти фотографии на стенах, разве они не из твоего родного мира? - пальцы его блуждали по темному дереву рамок.

-Такие же, только цветные весят в моей комнате - голос девушки дрожал, что подтверждало правоту Курта.

-Эти огромные окна, тяжелые занавеси, потертый камин- от куда они?- в его голосе был искренний интерес.

-Это из особняка.

-Особняк? Ты жила в особняке?- без сарказма не обошлось. 

-Неееет- она засмеялась- Когда я была маленькой мы часто ездили к тетке. Недалеко от ее дома находилась усадьба. Старая, заброшенная, но невероятно красивая. Много лет назад она принадлежала семья аристократа Вержановского. Говорят, с его дочерью Александрой произошла трагичная, но очень красивая история. О ней даже написана книга. Но, это я узнала позже. Когда выросла. А тогда я была маленькой девочкой и убегая из дома тетки, я бежала к этой усадьбе и бродила там часами. За долгие годы все что можно было вынесли и продали, но от того усадьба не стала безликой. Даже ее потемневшие, пустые комнаты могли рассказать много историй. Они были пропитаны судьбами тех, кто жил в этих стенах, кто смотрел в эти окна- София стояла у одного такого окна, пальцы скользили по прозрачной глади, словно девушка снова стояла там, в заброшенной усадьбе- знаешь, я ведь не видела этих штор в действительности, их конечно сняли за долго до моего приезда. Я их выдумала, еще тогда. Я много чего выдумала. Например, как выглядела усадьба в те вечера, когда в ее стенах проходили балы. Какие прекрасные дамы и элегантные кавалеры поднимались по ее ступеням. Как свет огромной люстры отражался в сияющих плитах гранита…

В следующее мгновение стены маленькой комнаты стал поглощать туман. Пространство становилось все шире, и скромная комната превратилась в огромный зал. Именно в таких много лет назад проводили торжественные балы и приемы. Высокие стены обрели молочный оттенок, резную лепнину и через каждый метр были те самые окна- огромные, величественные. Конечно их обрамляли те самые тяжелые, темные шторы, придавая залу солидности и торжественности. София оглянулась по сторонам и ахнула. В глазах ее перемешались изумление и восторг.

-Как...?- губы девушки дрожали. Глаза сверкали.

-Это твоя память. И твое воображение. Вместе они готовы творить чудеса.

В стороне от окна все так же стоял камин. Только больше он не был потертым и поблекшим от времени. Напротив. Он стал изысканной частью утонченного интерьера. Кажется, в новом, сверкающем камине огонь стал полыхать с удвоенной силой. Вместо скрипучего паркета на полу лежали отполированные до блеска мраморные плиты. В них отражался теплый свет той самой огромной, хрустальной люстры. Свет ее играл в хрустальных подвесках и растекался по комнате, обнажая деталь за деталью. Огромные, резные двери были украшены витиеватыми позолоченными узорами, в которых плясали блики огня. Кроме двоих в зале не было никого, но странным образом от куда-то доносился шелест вечерних платьев прекрасных дам, звон хрустальных бокалов и даже чудесная мелодия, кажется это был рояль. В высоких серебряных подсвечниках, стоящих тут и там горели восковые свечи. Воск стекал тонкими струями и застывал в причудливых узорах. Кончено за окнами была ночь, освещенная лишь хаосом парящих снежинок. София все оглядывалась по сторонам, замечая все новые и новые мелочи. Восхищенная величием зала она вновь и вновь подносила дрожащую ладонь к губам.

-Как это возможно? Я никогда не видела усадьбу такой. Я не могу ее помнить такой.

-А это, София, и есть игра в воспоминания.

***

Эхом его слов был скрип массивной двери. София не обернулась, она знала: он ушел. Снова без прощания, снова не пообещав вернуться. Она прикрыла глаза и глубоко вдохнула. Что ж... он оставил ей великолепную иллюзию. Оставил ее наедине с детскими воспоминаниями и мечтами, вперемешку. Девушка еще пару мгновений не открывала глаз, вслушиваясь в эхо далеких звуков. Мелодия. Такая прекрасная и такая чувственная. Попыталась уловить ее, распознать ноты. В следующее мгновение двери, расположенные прямо перед ней распахнулись, бросая ее в объятия свежего ветра и яркого света. Волосы девушки взметнулись и глаза распахнулись. Навстречу ей полилась чудесная мелодия. В самом центре зала стоял рояль, по обе стороны от него располагались музыканты, в причудливых одеяниях. Во главе оркестра стоял седой скрипач, он подмигнул девушке, по-доброму, почти по отцовски и взмахнул палочкой. Пальцы пианиста легли на клавиши и в тишине поплыли тонкие звуки рояля. София затаила дыхание. В следующее мгновение рояль подхватила флейта, затем скрипка... еще одна... затем еще одна флейта подхватила порыв ветра и все мелодия, словно набирая силу полетела по залу, напоминая робкие порывы весеннего ветерка. Настойчивей, еще настойчивей зазвучали ноты.  От куда-то из далека полился женский голос, не было слов, был лишь звук чувства, льющийся прямо из глубины души. В следующее мгновение мелодия опустилась, притихла и стала словно шепотом литься по залу... тише. Еще тише. Мгновение тишины и всплеск! Взрыв! Буря разразилась. Стены словно расширили свое пространство и стали впитывать звуки рояля, скрипок и флейт, отдавай эхо с еще большей силой.

За спиной Софии распахнулись другие двери, она обернулась, опасаясь потерять мелодию и увидела как в зал впорхнули пары, кружащиеся в легком вальсе. Прелестные девушки, в нежных, воздушных нарядах кружились в объятиях таких же великолепных партнеров. Они порхали по залу, словно стая бабочек, окружая Софию и вовлекая ее в вихрь вальса. А мелодия все продолжала парить под сводом хрустальной люстры. То затихая, то вновь взмывая ввысь. В одно мгновение тихий стон скрипки подхватывал звук флейты и вместе они  переплетались в причудливое кружево завораживающих звуков. Их подхватывал рояль и все вместе они неслись на встречу парящим парам. Затихли. Снова возродились и вихрем повели вальс. Пары подчиняясь мелодии плыли и плыли в головокружительном вихре нежности. В их танце не было страсти, не было огня. Была лишь тонкая, ранимая нежность. Мягкий поворот, взмах ладони, шелк струился в след тонким красавицам. Нежный изгиб шеи, опрокинула голову и прикрыла глаза, партнер обхватил талию и вновь закружил. Оборот, еще один, снова вихрь шелка.

Люди, мелодия, тонкий шлейф, теплый свет- все перемешалось в единый порыв. Скрипки зазвучали тише, флейта робко стала стихать и лишь одинокие звуки рояля продолжали звучать уверенно. На плечи Софии лег тонкий шарф, лишь в  этот момент она осмотрела себя: больше она не выделялась из толпы. На ней было белоснежное платье, такое же нежное и легкое, как шарф. Руки окутывали перчатки и лишь волосы остались неизменны: они ниспадали легкими волнами на плечи. Она взглянула в сторону оркестра и дирижер вновь подмигнул ей, как-бы подталкивая на встречу вальсу.

 Девушка, сама того не осознавая взмахнула рукой и неуверенно сделала шаг. Еще один, еще …  и вот она уже кружилась в вихре вальса. У нее не было партнера, она была одна но от того она лишь ощущала себя свободней. Свободней делать свои собственные шаги. Свои собственные па. Мелодия вновь расплескалась по залу и словно подхватила ее, она кружилась и кружилась, совершенно забыв обо всем. И все же партнер у нее был. Музыка. Музыка крепко сжимала ее в своих объятиях и не отпускала, вновь и вновь бросая навстречу всплеску звуков то скрипки, то флейт.

София закрыла глаза и полностью отдалась вихрю. Волосы ее стелились темным облаком, шарф спал обнажив плечи, щеки раскраснелись и дыхание стало сбивчивым. Мелодия плыла, неслась и разверзалась бурей нот. Пары кружились и кружились. София тоже поддавалась этому ритму, кружилась, неслась и взлетала, но в следующее мгновение она замерла. Обхватила себя за плечи. Зажмурила глаза и впиваясь пальцами в собственную кожу осела на пол, прямо посреди зала, прямо посреди кружащегося вихря пар. Шлейф шелка расстелился на мраморные плиты, укрывая ее ноги. Девушка обхватила себя за колени и зажмурилась еще сильней. Так она просидела несколько секунд, а потом ладонями крепко зажала уши, словно пытаясь отгородиться от мелодии, которая проникала в каждую клетку ее кожи. Словно окружали ее самые ненавистные звуки мира. Она закричала. Отчаянно, надрывисто и во весь голос: «Нет! Нет этого всего! Прекратите! Перестаньте! Остановитесь!» Мелодия стала стихать и в следующее мгновение зал окутывала мертвая тишина. Когда девушка открыла глаза обо всем напоминали лишь распахнутые по обе стороны от нее двери.

Рояль был покрыт слоем пыли, словно на нем очень давно ни кто не играл. Рядом с ним прямо на полу,  лежала скрипка. Струны ее были оборванны и торчали в разные стороны. Флейта лежала на рояле, рядом с палочкой дирижера. Все было покрыто многолетним слоем пыли, на этом просто не могли играть несколько секунд назад.

О присутствии танцоров и оркестрантов, тоже ничего не напоминало. Лишь ветер бродил по залу, трепля волосы Софии, словно упрекая ее.

Сквозь пелену слез она наблюдала как белоснежные стены стали темнеть, хрустальная люстра померкла и свечи одна за другой стали угасать. Подсвечники больше не сияли, они померкли под слоем времени. Время вернуло свою печать на каждый предмет. А потом и вовсе стены стали опадать рваными ласкутами пепла. Они парили вокруг Софии, как совсем недавно парили пары, и опадали на пол, устилая мраморные плиты, которые тоже  потускнели.

Глаза Софии наполнились слезами и она снова обхватила себя за плечи. Стало нестерпимо тоскливо и холодно. Камин больше не согревал. Свечи больше не освещали и свет люстры окончательно померк. Она уткнулась в потемневший шелк платья и заплакала.

Когда она подняла голову и вытерла слезы вокруг нее была все та же комната. Серые стены, черно-белые снимки, старый камин и пластинки. Лишь огромные окна, обрамленные тяжелыми шторами, напоминали о той мелодии, которая останется с ней навсегда. Она поднялась с пола и села в кресло.

Пройдет еще несколько минут и она забудется в тревожном сне.

+4
19:52
RSS
Комментарий удален
20:59
Быть может и СЛ) Но, на самом деле существует не один способ побывать в подобных мирах. Например СЛ- не единственный подобный симулятор, в котором возможно создать ВСЕ.
И спасибо за мнение, для меня это важно) Дальше будет сюжетнее)
Комментарий удален
21:08
Фото пришлось искать на обум в Интернете. В скором времени думаю решится с этим проблема))
Комментарий удален